00187991 Кузнечное производство НП-ПРИНТ Действительный член Международной Гильдии Мастеров
О нас Новости
Члены МГМ Выставочная деятельность Выставочные стенды Микроминиатюра - музей "Русский Левша" Кузнечный салон Художественная ковка Дерево Контакты Гостевая книга Мастер-классы в нашем музее Новогодняя программа в нашем музее
Галерея редкостей
Главный интернет-парнер
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Международная Гильдия Мастеров

Новости

13.12.2015    В год литературы Международная Гильдия Мастеров отдает дань признательности Серебряному веку русской поэзии: 11 декабря в музее «Русский Левша» случился теплый литературно-музыкальный вечер «Мы жили тогда на планете другой»

 
Если-б не было в мире стихов,
Больше было бы слез и грехов
И. Одоевцева

 

     Формат текущей фотовыставки «Семь дней в Париже» Марии Кремневой легко преобразовался в творческое пространство Ирины Одоевцевой (Ираида Густавовна Гейнике - 1895 – 1990г.г.). Ее неопубликованными воспоминаниями о поэтах и писателях русской эмиграции: Георгии Иванове, Марине Цветаевой, Николае Гумилеве, Иване Бунине, Игоре-Северянине, Владимире Набокове, Константине Бальмонте и многих других – «о тех, кого… дано узнать „На берегах Невы“ - поделилась со зрителями актриса, писатель, литературный секретарь поэтессы И. Одоевцевой Светлана Жуковицкая. 
    Горели свечи в окне дома, стоящего в сердце Санкт-Петербурга со времен Екатерины Великой, как мотыльки, завороженные живым огнем, на лету останавливались прохожие, чтобы разглядеть парящую на темном стекле оконного проема маленькую афишу с лицом женщины. Встречаясь с ней глазами, узнавали поэтессу Ирину Одоевцеву, как хорошие знакомые, улыбались ей и зрителям в маленьком зале за окном… Став нечаянными сопричастниками воспоминаний, воскрешали в памяти строчки стихов и, вооружившись ими, уходили навсегда. Все, кто помнит Ирину Одоевцеву, вооружены поэтическим путеводителем любви...
 
 
 

«К луне протягивая руки,
Она стояла у окна...»

    На несколько часов в музее «Русский Левша» была развернута экспозиция раритетных вещей, принадлежавших поэтессе Серебряного века Ирине Владимировне Одоевцевой: колье и перстень, перламутровая щетка, концертная блуза из тончайшего натурального шелка, шкатулка для сокровенных писем. Кокетка, жаждущая внимания мужчин и поклонников, эпохальная фемина не могла позволить себе выйти в свет в старушечьих одеждах, до смертного часа в ее гардеробе были вольные и яркие наряды: кружились воланы, сверкали белые перчатки и банты, шуршали накрахмаленные кружева, вуаль седин венчали изысканные шляпки...
 
   

    Любимая ученица поэта Николая Гумилева, участница «Цеха поэтов» Ирина Одоевцева уехала из России в двадцать семь лет. Вернулась на родину из Парижа через шестьдесят лет – долгих лет страданий, лишений, преодолеваемых творчеством. В конце восьмидесятых прошлого века ей было уже девяносто два года, она почти ничего не слышала и, из-за сломанной шейки, бедра самостоятельно не могла ходить по любимому городу. А душа была прежней - совсем молодой.     
    Парижский зеркально-витринный формат выставки в музее сегодня пришелся бы поэтессе по душе, ведь прозу „На берегах Невы“ она с первой строчки до последней писала в маленьком кафе Парижа за чашечкой ароматного кофе.
 
 
В этот вечер парижский, взволнованно-синий,
Чтобы встречи дождаться и время убить,
От витрины к витрине, в большом магазине
Помодней, подешевле, получше купить.
С неудачной любовью... Другой не бывает -
У красивых, жестоких и праздных, как ты.
В зеркалах электрический свет расцветает
Фантастически-нежно, как ночью цветы.
И зачем накупаешь ты шарфы и шляпки,
Кружева и перчатки? Конечно, тебе
Не помогут ничем эти модные тряпки
В гениально-бессмысленной женской судьбе.
- В этом мире любила ли что-нибудь ты?..
- Ты должно быть смеешься! Конечно, любила.
- Что?- Постой. Дай подумать! Духи, и цветы,
И еще зеркала... Остальное забыла.
(И. Одоевцева)

    Великая сила любви не ведает пределов времени и пространства. Ирина Владимировна Одоевцева была и есть рядом с нами, несмотря на то, что когда-то сама приговорила себя к забвению:
Нет, я не буду знаменита.
Меня не увенчает слава.
Я - как на сан архимандрита
На это не имею права.
Ни Гумилев, ни злая пресса
Не назовут меня талантом.
Я - маленькая поэтесса
С огромным бантом.
     Вспоминая об И. Одоевцевой, актриса Светлана Жуковицкая сама наполнялась внутренним светом кумира и на глазах публики молодела минимум на три десятка лет. Волшебный вечер воспоминаний осветил всех.
В экспозиции также были представлены уникальные, неизвестные фотографии из личных фотоальбомов, сохраненных И. Одоевцевой в эмиграции. Многие снимки пожелтели, от множества трепетных касаний по глянцу разбежались трещины – морщины ветшающей бумаги, но под ними навсегда остались молодыми лица любимых поэтов и писателей, застыли мгновения счастливой жизни семьи последнего императора России, живые автографы и пламенные строки посвящений.
 
 

Ночь глубока. Далеко до зари.
Тускло вдали горят фонари.
Я потеряла входные ключи,
Дверь не откроют: стучи, не стучи.
В дом незнакомый вхожу не звоня,
Сколько здесь комнат пустых, без огня,
Сколько цветов, сколько зеркал,
Словно аквариум светится зал.
Сквозь кружевную штору окна,
Скользкой медузой смотрит луна.
Это мне снится. Это во сне.
Я поклонилась скользкой луне,
Я заглянула во все зеркала,
Я утонула. Я умерла...
(И. Одоевцева)

    Прикоснуться к сокровенной памяти боязно – многие смотрят представленную коллекцию на расстоянии. На лицах читаются вопросы: «Кого на чужбине одаривали чувственным словом светочи русской литературы? Как жилось – не жилось кумирам Серебряного века, после утраты главного предназначения – лирой пробуждать сердца? Ради кого, чего ради истратили они свою бесценную жизнь?»…
Дар Божий всегда обременен тяжелой ношей жизненных испытаний. 
    Литературно-музыкальный вечер «Мы жили тогда на планете другой» украсили песни и пронзительная гитарная музыка Виктора Федорова-Вишнякова, барда, заслуженного артиста России. В его исполнении прозвучали замечательные романсы на стихи: Г.Иванова, В. Набокова, М. Цветаевой, И. Северянина и собственные авторские произведения, посвященные Серебряному веку.
 

* * *
Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может - пьют вино,
Может - так сидят.
Или просто - рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

Крик разлук и встреч -
Ты, окно в ночи!
Может - сотни свеч,
Может - три свечи...
Нет и нет уму
Моему - покоя.
И в моем дому
Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем…
(М. Цветаева)

Татьяна Ковша

г. Санкт-Петербург
 
Музей микроминиатюры "Русский Левша"
Экспозиция музея «Русский Левша» работает по адресу: ул. Итальянская 35 (вишнёвая дверь)
Экспозиция микроминиатюры в помещении по адресу Санкт-Петербург  Невский проспект 81 - отсутствует.


Внимание!!! Всех посетителей просим принять во внимание, что дети до 6 лет не могут получить услугу по просмотру музейной экспозиции «Русский Левша». Ограничение связано с особенностями просмотра микроминиатюры. С уважением администрация музей «Русский Левша». Приказ №3 от 05. 03. 2012 г.

 

Телефон для справок – 312-88-97, 312-88-09
время работы с 11.00 до 19.00 без обеда и выходных
e-mail:queen-iron@yandex.ru ; mgm3128809@mail.ru
Ждем встречи!